<? print trim($names[$l]) ?>
synergist.kiev.ua
Русский English
Українська
Статьи, книги
Консультации
Тренинги
Блог
Полезные ссылки
Контакты

Статьи, книги
⇒
Социум
⇒
Экстремист

Константин Соловьенко

Экстремист

(драма на сегодня)



Экстремизм (от лат. extremus — крайний) — приверженность крайним взглядам и, в особенности, мерам (обычно в политике). Среди таких мер можно отметить провокацию беспорядков, гражданское неповиновение, террористические акции, методы партизанской войны.

Википедия





ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

И г н а т – социолог, 34 года
Л е о н и д – Леонид Максимович, бизнесмен, 45 лет
П о л и т и к – Дмитрий Семёнович, политик, около 60 лет; говорит уверенно, вальяжно
Н а т а л ь я – журналист, девушка Игната, 26 лет
И н н а – оппозиционер
Г о л о с – мужской голос по телефону, говорит вежливо, низким баритоном

Мужчины в пивной:
В и т ё к
В о в а – весёлый, беззлобный
М и х а л ы ч – самый старший из тройки



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Представительный кабинет Леонида, который сидит за столом хозяина. За длинным приставным столом – Игнат.

Л е о н и д. Всё, что Вы предлагаете, интересно. Только эти аттестации, обучение, культура – вопросы… будущего. Меня порядок интересует, уверенность в завтрашнем дне. Вот неделю назад позвонил какой-то придурок, мол, заминирован склад готовой продукции. Шесть часов вояки рыскали с собаками! Шесть часов завод стоял! Ничего не нашли! …Не знаю, может сейчас так налоговая стала работать.

И г н а т (вежливо). Можно поискать зачинщиков… скрытые конфликты на предприятии. Предотвращение и разрешение конфликтов – мой конёк…

Л е о н и д. Не конфликты меня интересуют. Я хочу быть уверенным, что завтра и послезавтра так же как сегодня я буду отгружать продукцию заказчику. Понятно?

И г н а т. …То есть на предприятии всё всегда работает… никаких террористических атак, никаких звонков… Социальный порядок?

Л е о н и д. Можно и так сказать.

И г н а т. Понимаю… Тогда, в случае возможного возникновения… таких атак, нужны действенные меры для их нейтрализации?

Л е о н и д. …Лучше не доводить до атак.

И г н а т. Это Вы очень верно подметили: упреждать атаки.

Л е о н и д. Вот-вот, лучше заранее… соломку подстелить.

И г н а т. Отличная задача: обеспечение социального порядка в рамках всего предприятия.

Л е о н и д. …Да. Это дело.

И г н а т. Леонид Максимович, я готов взяться за Вашу задачу. И завтра представить предложения... со сроками и стоимостью.

Л е о н и д. …Договорились. Звоните – встретимся.

Встают, прощаясь, пожимают друг другу руки. Игнат выходит из кабинета.


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

На аллее сквера встречаются Игнат и Наталья. Целуются.

И г н а т. Привет!

Н а т а л ь я. Давай посидим – так сегодня набегалась: два интервью.

Присаживаются на скамейку рядом.

И г н а т. А я сегодня договор получил.

Н а т а л ь я. Шутишь?

И г н а т. Почти всё на мази. Социальный порядок на крупном заводе. Надеюсь завтра получить аванс.

Н а т а л ь я. Большой договор?

И г н а т. Не меньше месяца. И бабки нормальные.

Наталья быстро целует его в щёчку.

Н а т а л ь я. В это трудно поверить: социологи понадобились Родине!

И г н а т. Поехали ко мне. Только предупреждаю: кроме вермишели у меня ничего нет.

Н а т а л ь я. Ловить современную девушку на хлеб с вермишелью? Ты всё-таки глуповат. Нет, дружок, сегодня – никак. Сейчас еду редактировать материал в номер.

И г н а т (смирившись). И ладно. Зато завтра накуплю всякой всячины и запируем. Да?

Н а т а л ь я. Договорились. Так что там на заводе за беспорядок?

И г н а т. Ложное минирование.

Н а т а л ь я. Ты в дружинники что ли записался?

И г н а т. Очень остроумно. Работаю с культурой предприятия. Пытаюсь обеспечить социальный порядок.

Н а т а л ь я. Управишься? Ну да ладно: деньги дают и славно. Я побегу.

Наталья встаёт. Игнат – следом за ней.

И г н а т. Уже? Так быстро?

Н а т а л ь я. Не сердись.

Игнат притягивает её к себе.

И г н а т. А поцеловать?

Наталья хватает его голову за волосы и целует.

Н а т а л ь я. Дружок, некогда.

Она отстраняется и быстро уходит. Повернувшись, машет рукой.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Пивная. Игнат с кружкой пива и папкой под мышкой подходит к стойке, за которой выпивают трое мужчин.

И г н а т. Мужики, тут свободно?

М и х а л ы ч. Давай.

Игнат ставит свою кружку, кладет папку на стол и достаёт из кармана полиэтиленовый мешочек с вяленой рыбкой.

И г н а т. Я тут на остановке у бабули купил. Она съедобная? Никто не пробовал?

В и т ё к. Угостишь – попробуем.

Вова хохотнул.

И г н а т. Не вопрос – берите.

Витёк берёт рыбёшку, быстро чистит, откусывает, жуёт, запивает пивом. Все за ним наблюдают.

В и т ё к. Пойдёт.

Все тоже берут рыбку. Чистят, грызут и запивают. Проходит минута.

И г н а т. …А чё все такие мрачные?

В и т ё к. Мы не мрачные, мы задумчивые.

В о в а (хохотнув). Витёк, поехали с нами, а? Без тебя клёва не будет.

В и т ё к. Вова, не мешай отдыхать… Дай набраться сил после трудовой недели.

И г н а т. Что соки выжимают?

В и т ё к. Когда как. Вон Михалыч лыжи сушит… безработный… Не знаешь что лучше: соки отдавать… или лапу сосать.

В о в а (хохотнув). Да ладно, Михалыч на сантехнике иногда поболе нашего имеет.

М и х а л ы ч. Дурак ты, Вова. Я – слесарь. Мне стабильность нужна, а не халтуры сраные.

В о в а (хохотнув). На кладбище тоже стабильность.

В и т ё к. Михалыч, да не кипятись ты. Потеплеет, я тя на стройку нашу… пристрою. Договорились же.

М и х а л ы ч. Это ты, Витёк, как ветер: сегодня здесь, завтра – там. Я – квалифицированный слесарь.

В и т ё к. Станешь квалифицированным строителем. Всё, Михалыч, хватит, достал уже. Прения – закончили… Рыбка – хорошая.

И г н а т. А что, сейчас хуже чем в совке?

М и х а л ы ч. Кому как. Вон мой дружбан на металлоломе сидит, не жалуется. Соседний завод – «Красный Октябрь» – распилил давно. Там же эмалировщиком и работал раньше.

И г н а т. Не жалко было?

М и х а л ы ч. Жалко. Только всё равно распилил станки. Ты бы видел ДИП 500! Мой сын говорил: «Как паровоз». Раньше завод половину котлов для химической промышленности Союза давал, на экспорт сколько шло… А на карданных валах теперь – супермаркет, …твою мать.

В о в а (хохотнув). Михалыч, торговля – двигатель прогресса.

В и т ё к. Вова, не дразни… Скоро продавать будет нечего… Вон бабы на экспорт пошли.

Вова хохотнул, но говорить ничего не стал, сдержался.

И г н а т. Мужики, я взял беленькой, полирнуть.

Игнат полез во внутренний карман. Витёк его останавливает.

В и т ё к. Тихо, тихо! Под полой. А то щас набегут.

Все по очереди дают свои кружки, Игнат наливает.

М и х а л ы ч. Мне пятьдесят грамм…

В и т ё к. Ну, за нас с вами и хрен с ними.

Вова тянется чокнуться.

В и т ё к (останавливает Вову). Куда? За них – не чокаясь.

В о в а (хохотнув). Ну ты даёшь, Витёк.

Выпивают не чокаясь и загрызают рыбкой.

И г н а т. А когда совсем прикрутит, чё делать будете?

В и т ё к. Хрен его знает, товарищ майор… Вова вон холостой, за бугор свалить может.

В о в а. Чёрта лысого: я английский не знаю.

В и т ё к. Дурак. Говорили тебе в школе: «Учи». Теперь с нами будешь… груши околачивать.

Вова хохотнул.

М и х а л ы ч (Игнату). Ты-то кто сам будешь? Чего выспрашиваешь?

И г н а т. Меня Игнат зовут. Я социолог. Изучаю общество.

М и х а л ы ч. Вона почему ручки нежные. А я было подумал, революционер… Ходит тут один, агитирует.

В и т ё к. И ты видел? Ну, блин, якобинец.

Вова хохотнул.

В и т ё к. Так ты, Михалыч, стволами нынче интересуешься? Теперь я понял, зачем тебе давеча труба понадобилась.

В о в а (хохотнув). Это… гаубицу слесарит. А, Витёк?

М и х а л ы ч. Я его спросил, мол, ты за рабочих, за справедливость, а за какую? Мы-то семнадцатый год помним, и что за ним был тридцать седьмой, и рабочих с инжнерами и крестьянством к стеночке ставили за милую душу, а кого – в лагеря.

В и т ё к. И чего он?

М и х а л ы ч. Отвечал долго, но я ничего не запомнил.

В и т ё к. Значит, такая же сволочь… Игнат, там на донышке должно остаться. Плесни. Вова, давай за пирожками.

Витёк даёт Вове купюру. Тот берёт деньги.

В о в а. Момент.

Вова уходит. Игнат наливает по очереди.

М и х а л ы ч. Мне капельку.

Возвращается Вова с четырьмя пирожками. Все берут кружки.

В и т ё к. Скажешь, Игнат?

И г н а т (смутившись). За… эволюцию.

Вова хохотнул. Все выпивают и закусывают пирожками.

В и т ё к. Интеллигенция.

Вова запел из ДДТ, пританцовывая.

В о в а.
Революция, ты научила нас
Верить в несправедливость добра.
Сколько миров мы сжигаем в час
Во имя твоего святого костра.

В и т ё к. По всякому может пойти… Ох, не дай бог.

М и х а л ы ч. Дур-р-р-рак ты, Вова. Тебя эти (ткнул пальцем вверх) за быдло держат, обобрали до нитки, а ты им с этим (ткнул пальцем в Игната) подпеваешь. Коз-з-з-зёл, блин.

В о в а. Чё ты, Михалыч? Мне пока нормально.

М и х а л ы ч. Ни хаты, ни детей, ни образования, ни мозгов, ни-че-го! Растёшь как бурьян.

Вова тоже заводится.

В о в а. Думаешь за себя не постою? Не надо «ля-ля»! Ты меня лучше не трогай. Я и грохнуть могу. И не только тебя, трепача.

М и х а л ы ч. Я что-ли у тебя будущее украл? Или олигархи наши? Мозгой пошевели, вояка!

В и т ё к. Всё! …Парни... Хватит.

В о в а (Михалычу). Разберусь. Не боись.

Игнат допивает пиво и берёт папку.

И г н а т. Ребята, я пойду.

В и т ё к. Игнат, ты нормальный мужик: я тебе с папкой ходить – не советую. Дипломат заведи, что-ли.

И г н а т. А чё?

В и т ё к. Нехорошо это… На начальника похож… Если начнётся, …то могут и кончить.

Вова хохотнул и мотнул головой.

И г н а т. Ну, ладно. Пока.

В и т ё к. И вам не хворать.

В о в а. Давай.

Михалыч кивает головой. Игнат берёт папку и уходит.


ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Квартира Игната. За столом с разнообразной едой Наталья и Игнат пьют вино. Застолье заканчивается.

Н а т а л ь я. Ужин – обалденный. Из тебя ещё человек получится.

И г н а т. Спасибо, родная… Наташ, работа у меня пошла. И интересно получается. Ты мне, может, посоветуешь что-то по пиару? Журнецы же секут в этом.

Н а т а л ь я. Ещё раз назовёшь «журнецом» - убью.

И г н а т. Ну, забыл, прости. Так что с пиаром? Я думаю, связи с разными общественными группами для социального порядка… важный инструмент.

Н а т а л ь я. Конечно. Новости, выступления руководства, публикации – куда ж без них? С людьми же работаешь.

И г н а т. Ты у себя посмотри материалы… может, западные есть. Лады?

Н а т а л ь я. Хорошо. Скину тебе на почту несколько ссылок… Так что у тебя там на заводе?

И г н а т. Сейчас этап диагностики: смотрю, слушаю.

Н а т а л ь я. И что увидел? Что услышал?

И г н а т. Знаешь… неважно… С рабочими пообщался… Напряжение какое-то нехорошее… Нервозность…

Н а т а л ь я. Кризис катком по всем прошёлся.

И г н а т. Да… Знаешь, их во все стороны мотает… Боюсь, не кинуло бы их к фашизму.

Н а т а л ь я. Офигеть!... А чего заказчик хочет? Социального порядка? И что ты ему будешь впаривать?

И г н а т. Когда проблем много, то и решений немало. Тут я за себя спокоен.

Н а т а л ь я. То есть научишь дядю вешать другим лапшу на уши.

И г н а т. Почему лапшу?

Н а т а л ь я. А если дядя заставит делать из него белого и пушистого?

И г н а т. При чём тут это?

Н а т а л ь я. Меняем ценности на удобства? У нас недавно такая статья была.

И г н а т. Ничего я не меняю. Это – работа. За неё платят. Думаешь, если бы я не пахал, то смог бы эту хату купить? Думаешь, пришло бы государство и сказало: «Игнат, ты такой классный социолог! Ты нужен стране! На – тебе бесплатно двухкомнатную квартиру и три тысячи баксов в месяц!»

Н а т а л ь я. Ладно, не заводись… А если и вправду заставит гнусности обелять?

И г н а т. Будет заставлять – буду думать. Пока – всё прилично… Любопытно: все хотят стабильности… только мои работяги и директор мыслят её по-разному. Но никто из них не понимает, что в нынешних рыночных условиях вчерашняя стабильность – недостижима. То есть движение к ней – деградация всей системы. Надо идти вперёд.

Н а т а л ь я. Ой смотри, проколешься: у нас деньги платят не за правду, а за то, что хотят считать правдой. Получишь… на орехи.

И г н а т. …Меня сейчас обуревают другие страсти.

Он отставляет свой бокал и целует Наталью в плечо.

Н а т а л ь я. Так и знала, чем закончится твоя научная болтовня.

Они страстно целуются.


ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Бизнесмен с коллегами в курилке ресторана. Негромко звучит спокойный джаз.

П о л и т и к. Ну что, Леонид, как там твой бизнес?

Л е о н и д. Пока пыхтит.

П о л и т и к. Что так нерадостно?

Л е о н и д. Напряжение какое-то чувствую. Менеджеров приручил, спасибо кризису – умерил их аппетиты. Так работяги коситься стали. А сейчас мода пошла – раз в месяц звонки о ложном минировании.

П о л и т и к. Да... Стабильности не хватает. И что предпринимаешь?

Л е о н и д. Что тут предпримешь, Дмитрий Семёнович? Вот социолога нанял на предмет вынюхивания… где дурно пахнет… откуда напряжение может исходить.

П о л и т и к. Не типично. Хвалю… И что социолог: бабки отрабатывает?

Л е о н и д. Пока – ничего. Дальше – видно будет.

Политик перестаёт курить. Задумавшись, смотрит в одну точку.

П о л и т и к. А ведь тема – интересная… Ты мне этого паренька дай на разговор.

Л е о н и д. Ради бога. Зачем он Вам?

П о л и т и к. …У моих волков не всегда мозги работают так же быстро как язык… Интересен свежий взгляд… Да не боись: на тебя он отпашет... Покажешь мне его результаты, гляну. Если фуфло, оставишь его себе.


ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ

Леонид в своём кабинете листает документ. Игнат ждёт, сидя на том же месте, что и в первом действии.

Л е о н и д. …Меня устраивают Ваши объяснения… и отчет довольно подробный… Думаю, Вы понимаете, надо его дополнительно поизучать денька три-четыре.

И г н а т. Да, конечно… несколько дней – без всяких.

Л е о н и д. Потом и акт выполненных работ подпишем, и рассчитаемся.

И г н а т. Хорошо.

Леонид откладывает отчет в сторону.

Л е о н и д. …Игнат, Вы, наверное, могли бы выполнить подобную работу для другого предприятия? Оно – крупнее моего, является, скорее, «градообразующим». Такой себе холдинг.

И г н а т. Конечно могу.

Л е о н и д. Там кроме производства есть еще разные общественные организации, движения, благотворительные фонды… много чего. Можно сказать, это – часть общества.

И г н а т. Ну… если столь многоплановая деятельность и масштабы больше, то, полагаю, нужны будут другие методы работы… и ресурсов – больше временных и финансовых.

Л е о н и д. …Вы пока подумайте, прикиньте «что да как». А я на днях организую Вам встречу с возможным заказчиком.

И г н а т. Буду Вам очень благодарен!


ДЕЙСТВИЕ СЕДЬМОЕ

Политик курит дорогую сигарету с приятным ароматизатором.

И г н а т. Здравствуйте, Дмитрий Семёнович.

П о л и т и к. Добрый вечер, Игнат. Я в курсе Вашего отчёта Леониду Максимовичу. Любопытное исследование. Только меня интересует эта же задача не для отдельного предприятия, а для общества в целом.

И г н а т. Я уже говорил Леониду Максимовичу, что при увеличении масштабов система ведёт себя по-другому. Развивается по иным законам. То есть законы – те же, но в разных масштабах они работают с разной силой. И исследовать её надо иначе, другими инструментами.

П о л и т и к. Какими?

И г н а т. Варианты есть. Я предпочитаю агентное моделирование. Оно достаточно хорошо описывает самоорганизацию социально-экономических систем.

П о л и т и к. Так используйте. В чём дело?

И г н а т. Это дороже, чем обычные качественные исследования, которые помогают изучать тренды в небольшом масштабе.

П о л и т и к. Напишите стоимость.

Политик вынимает салфетку из салфетницы на столе и пододвигает Игнату. Тот пишет и возвращает салфетку.

И г н а т. После уточнения задачи на работу потребуется месяца два-три.

П о л и т и к. …Хорошо. Только я хочу получить результат через месяц.

И г н а т. Я постараюсь месяца за… полтора, …если будет предоплата – пятьдесят процентов.

П о л и т и к. …Хорошо. Финансами и конфиденциальностью займётся Леонид Максимович. Нам здесь лишние не нужны… И ещё… меня интересует обратная задача.

И г н а т. В смысле?

П о л и т и к. Знаете, как говорят: «Если не можешь предотвратить движение, то надо его возглавить».

И г н а т. Слышал такое.

П о л и т и к. Как создаются подобные… группы недовольных? Как функционируют? Стратегия и тактика руководства… и так далее.

И г н а т. Понял. Но это совсем другая задача…

Заметив жест недовольства, Игнат быстро исправляется.

И г н а т. …хотя она проще… организационно. Ну и деньги… другие.

П о л и т и к. Какие вы все… корыстные… Родной стране помочь и то… жопу от стула оторвут… только за бабки… Итак, детали – у Леонида Максимовича. Недели через две я бы хотел на промежуточной встрече обсудить ход… работы.

И г н а т. Конечно.

П о л и т и к. Не буду задерживать.

Игнат встаёт…

И г н а т. До свиданья.

…и уходит.

П о л и т и к. Засранец… (к Леониду) Лёня, «мои» передадут инструкции, разъясни товарищу…

Л е о н и д. Конечно.


ДЕЙСТВИЕ ВОСЬМОЕ

Игнат и Наталья ужинают в кафе. Рядом с Натальей на столе работает ноутбук.

И г н а т. Учись, Натаха: самая лучшая реклама – удовлетворённый клиент.

Н а т а л ь я. Когда ты перестанешь молоть банальщину? Что за работа лучше скажи?

И г н а т. Задача – та же: социальный порядок. Но! В масштабах всего общества, то есть – страны.

Н а т а л ь я. …Ты что ли знаешь как с этой громадиной работать?

И г н а т. Знаю, конечно.

Н а т а л ь я. Ой, наглец! Не то слово – бесстыжий наглец.

И г н а т. Па-а-апрашу… не оскорблять. Методика у меня есть. Необходимые данные куплю. У меня такой бюджет! Я пару лабораторий могу нанять на работу.

Н а т а л ь я. Кто заказчик?

И г н а т. Политик какой-то.

Н а т а л ь я. Из какой партии хоть знаешь?

И г н а т. Зачем?

Н а т а л ь я. Я думала ты дурак, а ты дура-а-а-а-а-ак! Может это секта какая-то извращённая.

И г н а т. …Единственное, что меня смутило – их интересует и обратная задача.

Н а т а л ь я. Это как?

И г н а т. То есть интересует не только социальный порядок в обществе, но и механизмы создания групп, нарушающих социальный порядок… Такие группы обычно называют экстремистскими.

Наталья стучит по клавишам ноутбука и через несколько секунд читает.

Н а т а л ь я. Из Википедии. «Экстремизм (от латинского extremus — крайний) — приверженность крайним взглядам и, в особенности, мерам (обычно в политике). Среди таких мер можно отметить провокацию беспорядков, гражданское неповиновение, террористические акции, методы партизанской войны»… Богатый ассортимент! И чем же ты со своим спонсором будешь заниматься? Партизанить? Поезда отправлять под откос?

И г н а т. Не смешно… Думаю, что хорошо зная экстремистов им будет легче с ними справляться.

Н а т а л ь я. …А если они желают создавать такие группы?

И г н а т. …Кроме меня что ли их некому научить?

Н а т а л ь я. …Бандиты да ещё зарубежные стоят дорого, а ты – социолог – дёшево… Не стрёмно… связываться?

И г н а т. Чёрт его знает… Что-то ты такое городишь… несуразное. Прямо из меня Усама бин Ладена делаешь.

Н а т а л ь я. Ой, смотри.

И г н а т. Не пугай.


ДЕЙСТВИЕ ДЕВЯТОЕ

Игнат и Политик разговаривают, прогуливаясь в парке. У Игната через плечо сумка с ноутбуком.

П о л и т и к. Что расскажете, Игнат? Только без предысторий. Начинайте с главного.

И г н а т. …Я изучил пока только часть проблемы.

П о л и т и к. И?

И г н а т. …Нельзя человека лишать всего, минимум должен оставаться… ну, жильё, имущество, еда.

Политик смотрит на него удивлённо.

И г н а т. Я понимаю, жильё сейчас имеют не все. В таком случае радикализация населения происходит с большой вероятностью. Плюс: за чертой бедности у нас – четверть страны. Перспективы выйти оттуда – не создаются. Малый бизнес – в загоне. Коррупция – дикая. То есть база для вербовки группы недовольных – огромная. Я с ноутбуком – могу показать модель.

Расстёгивает молнию сумки.

П о л и т и к. Не надо. Продолжайте.

И г н а т. Так вот – по прямой задаче: стабильное развитие общества, эволюционное, не революционное… Краткий вывод: делиться надо. Пример даже из криминального мира: умный вор никогда не отнимет всё. Когда остаётся «что-то», то человеку есть что терять, он не так радикален.

П о л и т и к (раздражаясь). Ты чего криминал лепишь? Ты где такое вычитал?

И г н а т. Это не из книг, из опыта… исследовал когда-то… Тот же Маркс говорил: «Пролетариям нечего терять кроме своих цепей», чем и обосновал революцию. Помните?

П о л и т и к. Помню. А Вы «Восстание масс» Ортега-и-Гассета читали?

И г н а т. Изучал в студенчестве.

П о л и т и к. Массовый, первобытный человек выходит на арену жизни и требует, не просит, подчёркиваю, а требует всех благ, не задумываясь, откуда они берутся, кто их создал… Не ценя тех колоссальных усилий, которые были приложены для создания этих благ. Вынь ему и положь всё и сразу… И Вы ему подпеваете: квартиру, машину, непременно бабу-красавицу, отдых на Мальдивах и крем-марго в постель.

И г н а т (извиняясь). Дмитрий Семёнович, я не подпеваю. Это же прямая задача – стабильное общество. Кстати, чтобы завершить тему, даже материальное благополучие не гарантирует социальное спокойствие. Вон в Ливии жили – дай бог каждому, а восстали, захотели свободы. Как Восток от них заполыхал. Или наша Белорусь…

П о л и т и к (зло). Хватит. Слушаю обратную задачу.

И г н а т. Главное я уже сказал: социальная база для вербовки недовольных – огромная. Экстремисты, будем их так называть, возникают, когда хочется изменений, но легальными путями их не добиться. Когда существуют барьеры самоорганизации. Эволюционное развитие барьеры преодолевает (иногда – долго), а экстремисты – ломают (и хотят – быстро). Желания экстремистов могут быть почти любыми: как разумными так и совершенно бестолковыми или преступными. Иногда «закручивание гаек» властями создаёт террористов и революционеров. Но «закручивание» не обязательно. Для технического старта достаточно некоторых гражданских свобод, которые на сегодня у нас есть. Развитие нынешних технологий (средства связи, компьютеры) дико облегчает старт… Обычно экстремизм используется политической оппозицией для прихода к власти… Еще любопытная деталь: экстремизм, созданный для одних целей, может цели изменить... по ходу дел. Классический пример: арабские террористы… Что интересно: работа практически любых экстремистов будет находить отклик у разных частей нашего населения.

П о л и т и к (с одобрением). Так… любых, говоришь… Меня интересуют темы… чувствительные для электората… которые быстрее одобрят… отзовутся.

И г н а т. Понял. Нужны самые сильные флаги, за которыми пойдут.

П о л и т и к (нетерпеливо). Ну, говори, слушаю.

И г н а т. Дмитрий Семёнович, я пока не исследовал эту задачу.

П о л и т и к (жёстко). А ты исследуй!... Пророчество Ванги знаешь, что Европа станет мусульманской?

И г н а т. Да, что-то такое…

П о л и т и к. Вот о чём думать надо… Через десять дней доложишь. Всё.

Политик уходит не прощаясь. Игнат остался стоять, сиротливо переминаясь с ноги на ногу. Поёжившись, поднял воротник и ушёл в другую сторону.


ДЕЙСТВИЕ ДЕСЯТОЕ

Игнат и Инна сидят за столиком кафе. Изредка отпивают чай или кофе. Игнат весь их разговор записывает на диктофон, приближая микрофон к говорящему.

И г н а т. Инна, считаете ли Вы себя оппозиционером?

И н н а. Да.

И г н а т. Почему Вы им стали? Чем это объяснить?

И н н а. Умному человеку трудно не быть в оппозиции к любой власти. А наша-то уж настолько далека от идеала, что… таскать нам не перетаскать.

И г н а т. Легче ли сейчас быть в оппозиции, чем, например, в шестидесятые-восьмидесятые годы, как Вам кажется?

И н н а. Легче, безусловно. Страна более демократична – однозначно, свобода слова – гораздо больше, просто неизмеримо. И, не будем забывать, есть Интернет. На уровне страны – к интересному сайту почти мгновенно могут присоединиться десятки и сотни тысяч. Пример на уровне планеты – «Викиликс» Ассанжа – движок, изменивший мир. Хорошо, что есть место, где выкладываются секретные документы о действиях властей всех стран мира. Я уверена, что число подобных движков будет расти и это не остановить никому. Это – сильный противовес бюрократам всех стран. Он – глобален и интернационален.

И г н а т. Один в поле даже с компьютером – не воин. Готово ли общество отстаивать свои свободы?

И н н а. Общество ещё не стало гражданским. Оно не умеет защищать себя от произвола властей. Люди не очень-то умеют объединяться и отбирать лучшие из идей… Почему-то вспомнился «Архипелаг Гулаг» Солженицина. По пятьдесят восьмой статье в лагеря часто шла интеллигенция, те, кто размышлял о будущем страны. На зоне их безжалостно вырезали социально близкие советской власти воры. Так было до тех пор, пока пятьдесят восьмая не объединилась против воров. Когда объединилась и взяла ножи, воры стали с ней считаться только потому, что – сила. Современному обществу нужно уметь объединяться и демонстрировать власти силу.

И г н а т. Вы зовёте общество на баррикады?

И н н а. Нет. Я не призываю к ножам и к революции. Революция – крайняя форма выражения протеста, когда все эволюционные пути исчерпаны.

И г н а т. Давайте я побуду адвокатом дьявола, то есть власти.

И н н а. Попробуйте.

И г н а т. Для борьбы с оппозицией я, во-первых, нейтрализую её лидеров.

И н н а. Только тактический выигрыш. Сейчас лидером может стать любой, благодаря Интернету. О репрессиях властей становится известно мгновенно и почти всем, что вербует новых оппозиционеров. Особенно, когда репрессии происходят после грубых провокаций властей: казачков подослать на мирную демонстрацию, которые бросают камни в полицию или витрины бьют. Вам, как власти – не советую: мелко.

И г н а т. Тогда я не буду явно прессовать лидеров, но оболью их грязью: мордой в дерьмо.

И н н а. Ложь раскрывается легко. Чёрный пиар воздействует только на самых тупых и недалёких, или у кого нет доступа к Интернету – пенсионеры, например.

И г н а т. Не скажите. Эта часть электората способна обеспечить победу. Потом, приёмы работы жёлтой прессы становятся всё изощрённей, манипуляции – всё тоньше.

И н н а. Обманывается тот, кто этого желает, кто «…сам обманываться рад». Правду узнать нетрудно.

И г н а т. Вот я, как власть, и буду использовать низменные чувства, присущие любому человеку – страх потерять работу, например, из-за приезжих. Смотрите, как сейчас правые поднялись в Европе. Или «нет», сделаю круче: найму каких-нибудь выродков – коммунистов или фашистов, подкину им деньжат и на их, видимом всем, фоне побеждаю выборы, как меньшее зло. От денег, полагаю, никто не откажется. Таким образом, я позабочусь, чтобы «умную» оппозицию никто не увидел.

И н н а. Повторю: желающий знать правду всегда её узнает. Потом, отчего Вы решили, что я, как оппозиционер, буду мириться с выродками, с ложью? Экстремизм, крайности – мне не по душе.

И г н а т. Почему бы не объединиться с борцами против режима? Мол, сначала победим, затем разберёмся друг с другом. И потом - фи… это же так не демократично: затыкать рот соотечественникам! Нужно услышать всех. Где же Ваша хвалёная толерантность?

И н н а. В первый раз можно и послушать. Услышав – не соглашаться и критиковать, и развенчивать ложь. Свобода слова не есть замалчивание… потакание… гадости, толерантность к гадости. Толерантность к дерьму – извращение.

И г н а т. Вот Вы говорите: «Желающий знать правду всегда её узнает». А так ли много желающих найдётся?

И н н а. Поверьте, таких людей много… Но… для меня Ваш вопрос – больной и вот почему. К сожалению, есть часть людей разуверившихся во всём… неоднократно битых жизнью и властью. Они ни на что не реагируют: ни на добро, ни на зло. Почти как трава. Мне страшно видеть таких людей… Не скажу, что их много, но их число – увеличивается. Эта тенденция… убийственная.

И г н а т. Между прочим, с социальной точки зрения, они могут пойти за кем угодно: хоть в секту, хоть к фашистам, хоть куда. Кстати, я, как власть, могу их купить за копейки, за килограмм гречки, например.

И н н а. Поэтому и страшно.

И г н а т. Ещё один вариант: даю купленным мною… экстремистам распоясаться. Чтобы общество содрогнулось! И потом, как заботливая власть, защищая своих граждан, я ввожу чрезвычайное положение с ограничением свобод и прочее. Тогда, разумеется, выборы отменяются до лучших времён, которые наступят… когда я захочу. Значит – царствую вечно.

И н н а. Вы фантастически изобретательны, Игнат.

И г н а т. Спасибо. Вы понимаете, что реальная власть в тысячи раз изобретательнее любого социолога.

И н н а. Понимаю… Ну, что сказать… Умные люди всегда всё будут видеть, объяснять и желающие их услышать всегда найдут способ это сделать. И они будут противостоять подобному сценарию.

И г н а т. Хорошо. Теперь зеркальная ситуация. Пусть вы меня победили и оппозиция получила власть. Но у руля окажитесь не Вы, а какие-то сволочи, как это часто бывает.

И н н а. Если так случится, то я стану оппозицией сволочам.

И г н а т. Какой смысл? Вместо одних сволочей вы поставите других. Стоит ли огород городить? Смысл?

И н н а. …Смысл – в эволюции: масштаб сволочизма будет уменьшаться, а механизмы смены сволочей – улучшаться.

И г н а т. Это если общество разумное. Иногда диву даёшься идеям и поступкам некоторых власть имущих. Однако за них стабильно голосует часть людей. Насколько эта часть разумна?

И н н а. Да, я читала «Восстание масс» Гассета. Серость торжествует, увы, повсеместно. Не только в науке, искусстве, но и во власти. А наши интеллектуалы на службе у серости умело её ретушируют… или не очень умело. Что тут могу сказать: я всё же верю в людей, в их тягу к истине, к знанию, к образованию, к лучшей жизни для своих детей. И здесь, кстати, тот же Интернет способен сильно помочь.

И г н а т. Не идеализируйте Интернет. Кроме университетских курсов там можно также найти жуткие порносайты, инструкции по изготовлению бомб, наркотиков и призывы к насилию.

И н н а. Если бы я не верила в людей, то не делала бы то, что делаю.

Игнат выключил диктофон.

И г н а т. …Концовка – замечательная. Просится заглавием в передовицу.

И н н а. Иронизируете?

И г н а т. Констатирую. Спасибо Вам, Инна, за интервью.

И н н а. Интересно было бы почитать результаты всего исследования.

И г н а т. Надеюсь, что заказчик не будет возражать по поводу публикации нескольких статей на эту тему. Ему – хорошая реклама. Как и договорились, я Вам ссылку пришлю. Удачи Вам!

И н н а. И Вам тоже!


ДЕЙСТВИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Игнат и Наталья сидят на скамейке в парке. Пьют чай из пластмассовых стаканчиков. На коленях Игната лежит открытая пачка, из которой они достают и едят печенье… Игнат какой-то задумчивый. Он выбрал парк из предосторожности.

Н а т а л ь я. Чего в кафе не захотел?

И г н а т. Шумно там… людей много. Это профессиональное: социологам необходимо отдыхать от людей.

Н а т а л ь я. А я не человек уже?

И г н а т. Ладно тебе цепляться… Я про свою работу думаю… Сложность мира стала выше сложности человека. Ни один человек всё – уже не проконтролирует. Поэтому старый контроль, старая власть, старая стабильность – невозможны. Властью, как и богатством лучше делиться с людьми, делегировать власть, соглашаться на самоорганизацию… многих структур, систем. Политики понявшие это и воплощающие в жизнь – выиграют у других… А моему политику, похоже, хочется власти, как в ЦК КПСС. Смерть коммунизма его ничему не научила… Это бой «сегодня» с «будущим» за умершее «вчера». Он будущее гробит… Политик таки интересуется экстремизмом неспроста.

Н а т а л ь я. Ни фига себе.

И г н а т. Я думаю он под выборы замутить чего-то хочет, чтобы победить.

Н а т а л ь я. А если он войнушку замутит… казаки-разбойники.

И г н а т. Не смеши. Он кто? Я его по телику ни разу не видел. Небось, шестнадцатый советник депутата от родной деревни.

Н а т а л ь я. А кто к тебе крупный пойдет?... Тоже мне Глеб Павловский… Так ты же не знаешь, кто стоит за ним? Может и крупняк…

И г н а т. …Чего мне, собственно, беспокоится? Я анализирую общество, результаты продаю какой-то партии. Налоги плачу…

Н а т а л ь я. Да ну?

И г н а т. …почти всегда. Что в этом преступного? Работа у меня такая… Может халтуру им подсунуть… Так ведь, разобравшись, с дерьмом могут смешать, заразы.

Н а т а л ь я. …Если рванёт третья мировая, то я буду знать, что из-за таких козлов, как ты! Беспринципных козлов! Только подобных тебе шавок на ней грохнут первыми.

И г н а т. Почему грохнут?

Н а т а л ь я. Знаешь до хрена. Так спокойнее – не проболтаешься… Не будешь своим покаянием мешать осуществлению… гениальных военных операций.

И г н а т. …Может сменить быков на медведей?

Н а т а л ь я. То есть?

И г н а т. Продаться с потрохами оппозиции?

Н а т а л ь я. …Бессмысленно. Тому есть несколько причин. Первая: они тебя с удовольствием используют в личных целях. Попользуются тобой… как бы помягче сказать… во все дырки. Вторая: они тебя не защитят. После использования ты им нафиг не нужен… Кстати, им будет выгодно чтобы тебя… ну, не замочили, а немного помяли.

И г н а т. Почему?

Н а т а л ь я. Хороший информационный повод представить «своего», как страдальца и жертву режима. К тому же, и «не своего»… Инфу с твоими контактами они же могут и «слить» как будто случайно. Да ты и знать ничего не будешь.

И г н а т. Думаешь оппозиция с властью сотрудничает?

Н а т а л ь я. Ты что, с печки упал?! Как дитя, ей богу. Я пять лет за ними наблюдаю чуть не ежедневно.

И г н а т. …Оппозиций разных – много.

Н а т а л ь я. Думаешь, «разных»?

Молча пьют чай несколько минут. Игнат нервно съедает всё печенье.

И г н а т. …Может, послать всех и спрыгнуть?

Н а т а л ь я. Куда спрыгнуть?

И г н а т. Подумай, с кем они не стали бы иметь дела? С треплом… придурком… пьяницей… скандалистом…

Н а т а л ь я. …сексуальным маньяком и идиотом. Да уж… И всё в одном флаконе… Не слабо?

И г н а т. Почему не попробовать… Место надо… помасштабней…

Наталья вдруг вспомнила.

Н а т а л ь я. Завтра будет международная конференция по демографии! Пригласительный я тебе достану. Телевидение и пресса будут все. Только в списки выступающих уже не попасть.

И г н а т. А нахрен скандалисту списки?

Н а т а л ь я. Неужели пойдешь? …Ой, раскусят.

И г н а т. Фиг им… Решил: пойду. Главное, чтобы раньше времени… не изолировали…



ДЕЙСТВИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

В комнате Игната светло. Он просыпается, стонет, приподнимая голову, смотрит по сторонам, приходя в себя. Берёт пульт со стула и включает телевизор.

Д и к т о р. …что привело к существенному занижению ценового коридора. На предприятиях нашего города участились случаи ложного минирования. Последнее время они стали сопровождаться неприличными граффити с текстом: «Верните мои деньги и я отдам мину».

На экране появился Леонид.

Л е о н и д. Руководство завода не может позволить каким-то отщепенцам лишить рабочих их заработной платы. Несвоевременные поставки продукции из-за возможного минирования негативно влияют на наш имидж, ведут к штрафным санкциям и приводят в конце концов к увеличению себестоимости и уменьшению доходов рабочих.

И г н а т. Леонид - пять с плюсом. Грамотно.

Д и к т о р. …Вчера удалось задержать одного из злоумышленников. Им оказался двадцатидвухлетний вальцовщик этого же завода.

На экране полицейские ведут окровавленного Вову с баллончиком краски в руках. Он упирается и кричит.

В о в а. Требую повышения зарплаты! Ты чего…

Далее в репортаже – "пі-пі-пі" – покрывает Вовину брань. На полицейских бросается Витёк. Его оттирают.

В и т ё к. Отпустите! Я его знаю с детства! Это не он! Вова, мы тебя не отдадим!

И г н а т. А-а-ай, Витёк. Ай, Вова, как же ты вляпался.

В кадре репортажа – Михалыч.

М и х а л ы ч. Сейчас важно задействовать на полную производственные мощности, что уменьшит безработицу. Мы, рабочие, осуждаем подобные враждебные акции. И требуем судить таких по всей строгости закона.

И г н а т. Ой, Михалыч.

Д и к т о р. ...Мы попросили прокомментировать это событие известного эксперта.

В кадре репортажа – Инна.

И н н а. Обнищание людей может перейти ту черту, за которой возможны более серьезные акции гражданского неповиновения. Станут протестовать сильные. Политики должны или провести кардинальные изменения в экономике страны, или освободить место для тех, кто на такие изменения способен.

И г н а т. Инночка – пять с плюсом. Какая хорошенькая.

Д и к т о р. …Скандальная хроника. Жаркие дебаты на уже упоминавшейся конференции о тенденциях демографического развития страны переросли в кулуарах в потасовки.

Игнат привстает на локоть, глядя в телевизор.

Д и к т о р. В ходе драки пострадало трое участников конференции. Однако, от услуг прибывшей скорой помощи они отказались, ссылаясь на незначительность ссадин и ушибов. Погода на сегодня…

Игнат отключает телевизор.

И г н а т. Ай, хорошо! На сегодня – краса-а-а-авец! Умница! А где же ссадины и ушибы?

Игнат рассматривает руки, ноги, заглядывает под футболку.

И г н а т. Видать, все у тех двоих. Хе!

Он морщась сползает с кровати.

И г н а т. Только отчего же всё болит?… Ладно: мыслю, значит, существую. Сейчас мы горячим бульончиком будем спасаться.

Достаёт из холодильника кастрюльку, ставит её в микроволновку и включает разогрев на минуту. Достаёт кастрюльку и начинает с наслаждением есть, продолжая разговаривать сам с собой.

И г н а т. Ой, ничего… ой, хорошо!... Ой, как полегчало… Вова, разве так можно?

Звонит мобильный.

И г н а т. Да.

Н а т а л ь я. Живой?

И г н а т. Наталья, приезжай. Ты бы знала как мне плохо.

Н а т а л ь я. Блевотину твою убирать? Актриску свою вчерашнюю бездарную Таньку и позвал бы: вместе пили, вместе дерьмо от штанов отскребайте. Орал: «Все вы – зомби! Я вас буду иметь каждый день и по много раз!»

И г н а т. Да ну? Так и орал?

Н а т а л ь я. Бегал, Таньку за сиськи хватал – срамота.

И г н а т. Врут, не верь.

Н а т а л ь я. От барахло! Фотки глянь в нете.

И г н а т. Где, какой сайт?

Н а т а л ь я. Да везде! А я волновалась, дура.

И г н а т. Чего ты как с цепи сорвалась? Всё понарошку, мы же с тобой сами договорились. Приезжай.

Н а т а л ь я. Ага, чтобы завтра меня рядом с харей твоей гадской печатали? Чтоб ты сдох!

Наталья бросает трубку.

И г н а т. Ну и чёрт с тобой… Везде в нете – это мне плюс…

Включает компьютер. Достаёт из холодильника литровую банку томатного сока, открывает и начинает пить. Вернувшись к компьютеру, изредка нажимает на клавиши и бегает мышкой.

И г н а т. Томатный пойдет, родненький… Дура какая… Ой, ладно… Сейчас главное – всё аккуратно доиграть… Интересно, у них есть такая рубрика «Уроды нашего города»?

Игнат хохочет, глядя в экран.

И г н а т. Интересный ракурс… Боже ты мой!... И где же тут я?... А-а-а-а… Как это я с ней (вертит головой)… поместился? Ну!... Круть!...Сам Леониду хрен буду звонить… Даже предоплату, если захочет – верну… но со скрипом… Пусть думает, что в запое.

Звонит мобильный с блокировкой номера, как обычно у Леонида.

И г н а т. Леонид Максимович?

Г о л о с. Ошибаетесь, Игнат. Нехорошо Вы вчера куролесили.

И г н а т. Простите, кто Вы?

Г о л о с. Я – Валентин Павлович. Мы заботимся о безопасности граждан и о Вашей тоже. Надо бы нам встретиться. Учитывая Ваше недомогание, предлагаю вечером.

И г н а т. С чего вдруг?

Г о л о с. Полагаете не о чем говорить? Зря.

И г н а т. По вчерашним эпизодам мною могла заинтересоваться единственно полиция. Однако, я на свободе. Мне не до шуток. Извините, я занят.

Г о л о с. Почему на свободе? Подумайте, Вы же умный человек. Экстремисты, они не всем нравятся: и заявления граждан на Вас имеются.

И г н а т. Чьи же, можно полюбопытствовать?

Г о л о с. Татьяны Иваненко, Натальи Ткачук.

И г н а т. Спасибо. С бабами своими я сам разберусь.

Г о л о с. И с мужиками? Леонидом Максимовичем, Дмитрием Семёновичем, Глебом Фёдоровичем.

Игнат насторожился.

И г н а т. А последний – кто такой?

Г о л о с. Я расскажу. Соседний парк, левая аллея, третья скамейка, в двадцать ноль ноль.

С той стороны кладут трубку, слышны короткие гудки.

И г н а т. …Спрыгнул, блин.

Гудки не затихают.

З а н а в е с


(2011)


Пьеса отмечена:

⇑
Наверх


При полном или частичном использовании материалов сайта «Синергетик», ссылка на авторов и сайт обязательна. В случае публикации в интернете обязательна активная гиперссылка на http://synergist.kiev.ua
synergist.kiev.ua © 2010 - 2021