<? print trim($names[$l]) ?>
synergist.kiev.ua
Русский English
Українська
Статьи, книги
Консультации
Тренинги
Блог
Полезные ссылки
Контакты

Статьи, книги
⇒
Всё
⇒
Открытость и самоорганизация в реформе высшей школы

Елена Пугачева,
Константин Соловьенко

Открытость и самоорганизация
в реформе высшей школы

АННОТАЦИЯ

В статье показывается, как условия открытости и самоорганизации достаточно конструктивно определяют один из подходов к реформе высшей школы. В частности, указываются точки бифуркации, в которых разные участники реформы (например, регионы России) смогут эффективно влиять на эту реформу.



Образование становится фактором выживания человечества

В настоящее время образование выдвигается на первое место среди факторов развития человечества. Роль знаний в экономическом развитии стран мира стремительно возрастает, вытесняя значимость средств производства и природных ресурсов. Ценности сейчас создаются “производительностью” и “нововведениями”, что является применением знаний на практике [1]. Экономическое процветание все более зависит от способности добывать новые знания и применять их в жизни.

Однако экономическая составляющая - это только часть миссии, возложенной в преддверие ХХI века на образование. Неоспоримым фактом является то, что человечество находится на пороге общепланетарного кризиса. Развитый коллективный интеллект и творческие способности человека позволяют надеяться, что будут выработаны шаги, направленные на смягчение наступающего кризиса и обеспечение перехода в режим коэволюции. Впервые в истории человечества появилась возможность осознанно участвовать в эволюционном развитии, направляя его по наиболее безопасному для себя пути. По некоторым оценкам к середине XXI века в производственной деятельности будет занято 5-7% населения. Возникнет огромный резерв людей, которые могли бы работать над переустройством общества, над созданием новой цивилизации в режиме коэволюции [2]. С этой точки зрения образование становится фактором социального выживания.



Открытость и самоорганизация - основы новой
образовательной парадигмы

Грандиозность стоящих перед образованием задач и низкая эффективность традиционной системы образования заставляют ученых всего мира искать не только новые формы и методы обучения, но и новую образовательную парадигму. Тот факт, что образование становится центральным фактором социального развития, приводит к мысли о необходимости трансформации учебных учреждений в более “ответственную образовательную среду” [1], доминирующей метафорой которой было бы не механическое мировоззрение ХХ века, а органическая концепция самоорганизующегося мира.

Одним из важнейших открытий ХХ века было открытие механизма самоорганизации. Было показано, что закон физики о росте энтропии справедлив для замкнутых систем, а открытые диссипативные системы развиваются, образуя все более сложные структуры [3]. Именно открытость (система называется открытой, если она обменивается энергией, веществом и информацией с окружающей средой) в сочетании с интерактивностью (взаимозависимостью компонент) и нелинейностью делает систему способной создавать новые формы и структуры [4].



Переход от закрытых систем к открытым

Законом сегодняшнего дня является стремительное изменение окружающего нас мира, рост неопределенности и непредсказуемости. Закрытая система способна оградить себя от беспорядка и нестабильности. В ее пределах изменения постепенны и непрерывны, законы развития предсказуемы и контролируемы, жизнь упрядочена и стабильна. Однако ее границы постоянно подвергаются внешним воздействиям или флуктуациям. Закрытая система стремится подавить внешние воздействия, но для этого ей требуется все больше и больше усилий. Наступает момент, когда она не в состоянии справиться с этими воздействиями. Далее следует период большого беспорядка, хаоса, откуда два пути - полная дезинтеграция или самоорганизация в новый порядок. Страх перед неопределенностью и непредсказуемостью подталкивает к усилению правил, законов и норм поведения. Вера в то, что сила и контроль будет гарантией безопасности от неопределенностей жизни выразилась в наши дни, например, в ошибочных формулах: “демократия = хаос + беззаконие” и “диктатура = порядок + закон” [5].

Переход к новым структурам не происходит автоматически. Например, Бернс и Сталкер, исследовавшие возможность превращения механических организаций (приспособленных к относительно стабильным условиям) в органические (когда требуется непрерывная настройка и переопределение индивидуальных задач), пришли к выводу о невозможности такого перехода в рамках прежних механических методов. Все они увековечивают устаревшие механические структуры и приводят к созданию “патологических” систем [6].

Теория самоорганизации помогает понять, как в такой ситуации изменять модели поведения. Она обращает внимание на информацию и механизмы обратной связи, функции которых состоят в получении значимой информации, которая позволила бы иметь дело с непрерывно изменяющимся внутренним и внешним миром и их динамической взаимосвязью.

Чем сложнее система, тем большее число флуктуаций угрожает ее стабильности и тем уязвимее она к их воздействиям. Чем более уязвима система, тем больше энергии требуется для поддержания упорядоченности. Поэтому в социальных системах больше внимания должно быть уделено налаживанию диалога с внешним миром - сети коммуникации. Пригожин и Стенжерс описывают это, как состязание между стабилизацией, достигаемой с помощью коммуникаций и неустойчивостью, вызываемой флуктуациями. Результатом этого противоборства и будет порог стабильности [7].

После перехода страны к рыночной системе хозяйствования кокон стабильности, поддерживаемый в прошлом государством, был разрушен. Система образования подверглась воздействию сильнейших флуктуаций внешнего мира: экономических, политических, социальных, технологических и т.п. Все это вывело ее из состояния равновесия. Вернуться к прежнему устойчивому состоянию невозможно, т.к. для этого нужно снова построить замкнутую систему. А привычный и хорошо отлаженный механизм в новых условиях открытой системы уже не действует. Поэтому “настоятельным требованием в сегодняшних условиях становится разработка отечественных теоретических основ управления образованием, которые бы стали частью экономической науки, а именно, экономики образования в условиях рыночных отношений” [8].



Этапы реформы высшей школы

В свете всего вышеизложенного, наилучшей нам представляется следующая стратегия реформы высшей школы.



Этап 1.  Маркетинговое исследование вузами рынков труда своих выпускников.

Сбор и обработка вузами страны информации о местах работы их нынешних и будущих выпускников. Это маркетинговое исследование, как нам кажется, должны проводить именно сами вузы, а не некоторые маркетинговые службы. Почему вузы? Вот причины:

  1. В противном случае полученные данные могут оказаться вторичными (чужими вузам, неточными или не очень достоверными).
  2. Лучше самого вуза специфику его работы не знает ни одна маркетинговая служба. Исходные данные задания не нужно будет долго втолковывать сотрудникам этой службы.
  3. Подобные исследования, как нам кажется, полезно проводить вузам постоянно [9], и, значит, дешевле научиться это делать самому (заметим, что участие в исследованиях могло бы оказаться хорошей практикой для студентов).

Во многих вузах страны маркетинг преподается, а, значит, есть маркетологи. В некоторых вузах есть и маркетинговые службы. Правда, насколько мы знаем по Иркутску, они находятся, скорее, в зачаточном состоянии. Поэтому многим вузам страны нужно будет помочь организовать это маркетинговое исследование. Нужно будет приложить немало сил к тому, чтобы информация, собранная на этом этапе была бы как можно достоверней, поскольку она является точкой отсчета всей реформы.

Огромное количество предприятий страны должны будут быть охвачены этим гигантским маркетинговым исследованием, так как на каждом из них работают специалисты с высшим образованием. Эта информация может быть очень интересна государству. И чем дальше страна будет идти рыночным путем, тем сильнее предприятия будут “отдаляться” от государства и тем ценнее будет становиться эта маркетинговая информация. Правда, при ее обнародовании возникнут проблемы конфиденциальности, которые, мы считаем, можно будет корректно разрешить, не ущемляя интересы предприятий. Если предприятиям не обеспечить соблюдение конфиденциальности, то все участники реформы получат ложную информацию.

Заметим, что на этом этапе вузы смогут обновить или наладить новые контакты с производством, которые всегда полезно расширять.



Этап 2.  Сбор результатов исследований на уровне города.

Здесь собранную вузами информацию можно обобщить и попытаться выработать общую стратегию вузов в рамках города. На этом этапе появляются три любопытных, на наш взгляд, точки бифуркации:

  1. Конкуренция вузов или их безразличие друг к другу может превратиться в их сотрудничество.
  2. В разработке стратегии могут принять участие ученые, если они еще не подключились на 1-ом этапе (например, как сотрудники предприятий, на которых также работают выпускники вузов).
  3. К разработке стратегии могут подключиться городские власти.

Власти могут сообщить вузам планы развития города, его предприятий, свои предпочтения изменения вузов. Здесь может выясниться, что некоторые специальности вузам “невыгодны” (так как, например, убыточны) или просто “невозможны” (если, например, ведущие преподаватели этих специальностей уволились). Но в таких специалистах нуждается и будет нуждаться город. Вот здесь, в этот момент город и может повлиять на стратегическую ориентацию вузов и не только своими пожеланиями, но и финансированием. Известно, что точки бифуркации являются динамическими ключами управления [10]. Вот та точка бифуркации, в которой местная власть может с наибольшей эффективностью и с наименьшими для себя усилиями повлиять на стратегический выбор вузов - одной только лишь незначительной поддержкой нужных ей специальностей. Незначительной по сравнению с теми затратами, которые городу прийдется нести через 5 - 10 - 20 лет, когда такие специалисты окажутся в дефиците, преподавателей, которые смогут их подготовить не будет или они потеряют свою нынешнюю квалификацию в угоду рынку. Вот момент возможной регионализации высшей школы.

Заметим, что, вероятно, не стоило бы ограничивать участие в выработке стратегии вузов учеными, городскими властями и самими вузами. Продуктивными, может быть, оказались бы мнения горожан и специалистов мировой общественности, опубликованные хотя бы при помощи прессы или доступные через Интернет. Все это только увеличивает открытость и возможности для самоорганизации.



Этап 3.  Сбор результатов исследований и выработанных стратегий на уровне региона (области, края и под.).

Задачи остаются теми же, что и на этапе 2, с теми же точками бифуркации. Только увеличивается масштаб этих задач и масштаб влияния их решений на жизнь теперь уже не города, а региона.



Этап 4.  Сбор результатов исследований и выработанных стратегий на уровне России (в одном Центре).

Задачи остаются теми же, что и на этапе 2 и 3, с теми же точками бифуркации.  Масштаб этих задач и масштаб влияния их решений на жизнь страны становится просто огромным. Выскажем несколько замечаний по поводу влияния властей на выработку стратегии высшей школы.

  • Властям (государственным и региональным) следует дать себе отчет в том, что упусти они сейчас этот момент помощи развитию высшей школы и она уйдет в “свободное плавание”. И что далеко не все корабли-вузы будут блюсти государственные интересы. Кто платит, тот и заказывает музыку. А все ли денежные мешки России являются высоконравственными и все ли они будут заботиться не о выгоде, а о развитии государства? Очевидно, что “нет”. 
  • Разве можно будет потом осудить вузы за отказ от некоторых специальностей, преподаватели которых получают зарплату меньше сторожей, неполностью и с задержками? Если занятия приходится годами вести в грязных, плохо отапливаемых аудиториях, не имея иногда даже мела, чтобы писать на доске. Кто осудит отца семейства за отказ от такой работы? Кто осудит деканов и ректоров вузов, перед которыми стоят столь же трудные, но более масштабные задачи? Трудно требовать от людей, поставленных в нечеловеческие условия высоконравственных поступков, соблюдения интересов общества в ущерб личным. Почему тяжесть государственных забот должны нести на своих плечах преподаватели, деканы и ректоры вузов? Может вузам делиться надо с властями ответственностью перед будущим?
  • Но, как ни странно, вузовская общественность планирует, несмотря ни на что, развитие своих специальностей на большие сроки (иногда, на 5 - 10 лет и более). Об этом свидетельствуют результаты глубокого опроса представителей государственных и негосударственных вузов (от ректоров до зав.кафедрами), проводимого нами весной-осенью 97 года в Иркутске (будем его в дальнейшем называть “Опросом”). Это дает нам уверенность в том, что высшая школа в любом случае будет развиваться. Хоть при достойной финансовой поддержке государства это развитие было бы намного успешней. Ладно - “деньги”. Но ведь трудно разработать вузам стратегию, не зная стратегии развития промышленности и науки, не зная, по большому счету, стратегию развития страны. Поэтому же одним из исходных утверждений  для разработки стратегии высшей школы осмелимся предложить следующее: “Возможность сильной изменчивости общественной жизни (производственной, научной, культурной, политической и пр.)”  Хоть трудно предположить, что опираясь на такой постулат, можно достаточно хорошо сориентировать высшую школу. В столь неопределенной ситуации, может быть, только нравственные ориентиры и ответственность перед будущими поколениями останутся путеводными звездами реформаторов. Как ни странно, но даже при самых благоприятных условиях для реформы было бы неплохо, наверное, если бы только эти ориентиры служили нам.
  • Еще один небезынтересный факт: очень многие из респондентов Опроса категорически против разгосударствления высшего образования (“это - гибель”, “ни в коем случае”, “это - самоуничтожение государства”). Среди этих респондентов были и представители негосударственных (!) вузов.

Возвратимся к обсуждению 4-го этапа. Нам кажется, что стратегия развития высшей школы, выработанная Центром (Центральная Стратегия), должна носить обобщающий и рекомендательный для регионов и вузов характер. “Рекомендательный” для того, чтобы не ограничивать процессы самоорганизации в вузах страны. На этом этапе для той же самоорганизации следовало бы сообщить вузовской общественности не только Центральную Стратегию и результаты обобщения Центра, но, возможно, и сделать доступной всю исходную информацию Центра для обсуждения.



Этап 5.  Принятие, уточненной обсуждением вузами, Центральной Стратегии высшей школы.



Этап 6.  Уточнение Центральной Стратегии каждым регионом и каждым вузом для себя. Разработка на ее основе тактики.



Этап 7.  Реализация вузами уточненных тактики и стратегии.

На этом этапе Центру есть смысл собирать, обобщать и предавать гласности результаты работы вузов. Это поможет другим вузам уточнить тактику реформ и, возможно, избежать некоторых ошибок своих коллег.



Схема реформы. Обобщение реформы

Изобразим схематично ход предлагаемой реформы.

широкая общественность

(направление хода реформы)

Схема 1.Выработка и реализация стратегии реформы высшей школы.
Все информационные потоки (кроме результатов маркетингового
исследования предприятий, которые - конфиденциальны) происходят
на виду у широкой общественности, в том числе - научной и вузовской.

Глядя на эту схему, становится очевидным, что выработав и реализовав один раз стратегию высшей школы, легко, при необходимости, уточнить ее, пользуясь той же схемой. Скажем больше: этот итерационный процесс, эти петельки обратной связи с информацией разной степени обобщения, эти завихрения и водовороты информации - чем не прообраз средства общения вузов. Здесь каждый человек сможет высказаться и узнать информацию любого человека и любого уровня обобщения. Заметим, что, при такой схеме, в частности:

  1. Не составляет труда любому, достаточно квалифицированному человеку проконтролировать работу любого узла.
  2. Сила личности и сила специалиста могут выйти при корректной организации процесса на первый план, уступая силе ресурсов и силе положения.

Гипотеза: а почему бы не организовать подобным образом многие общественные институты - часть властных, например? Чем это не прообраз открытого и самоорганизующегося общества в целом?  Впрочем, оставим пока эту тему: она выходит за рамки настоящей статьи.



Открытость и самоорганизация вузов

Выскажем несколько замечаний.

  1. Маркетинг можно рассматривать как инструмент самоорганизации предприятия на рынке. При этом предприятие обычно рассматривается как открытая социо-техническая система. Замечание справедливо, разумеется, и для вузов.
  2. Построение Ладоней [9] - есть максимально открытый (в масштабах планеты) и непрерывный процесс самоорганизации знаний человечества вузами в многообразие целостных картин мира для лучшей передачи этих знаний новым поколениям; как следствие - для более эффективного производства и, более широко, - лучшего удовлетворения нужд общества.
  3. Андрагогика как методика обучения - является, наверное, одним из лучших инструментов в самоорганизации учебного процесса обучаемым при помощи андрагога. Она помогает организовать обучение максимально открыто “...естественно вовлекая при этом весь мир во взаимодействие андрагога с его учеником” [9]. Лучшее, что может дать андрагог обучаемому, так это желание учиться или убеждение в необходимости этого. При наличии хороших учебников, курсов и прочего - овладение знаниями становится простым, техническим, частным следствием работы андрагога. При плохих учебниках и неудачной структуре курсов учеба будет дольше длиться и, может, не закончится успешно, если процесс овладения знаниями будет труден.

Эти замечания позволяют рассматривать Ладони как продолжение и дополнение реформы высшей школы (Этап 8), а предложенную реформу - как начало построения Ладоней. Реформа - макроизменения высшего образования (внешние по отношению к вузам), построение Ладоней - микроизменения (внутренние). Правда, такое деление достаточно условно.



Кто “выиграет” и кто “проиграет”
в результате такого сценария реформ?

Рассмотрим всех участников реформы.

Предприятия страны, на которых будут работать выпускники вузов, без сомнения “выиграют”, поскольку, благодаря маркетинговым исследованиям, именно они будут точкой отсчета реформы.

Вузы будут реорганизовываться сами с оглядкой на рынок рабочей силы и без указаний “сверху”. Им существенно смогут помочь маркетинговые исследования и информация всех этапов реформы, получаемая, в том числе, из Центра. Вузы получат почти все права на реформы у себя, разумеется, вместе с ответственностью. На наш взгляд, вузы от такой реформы только “выиграют”, хоть, возможно, не все они будут готовы взять на себя ответственность.

Ученые (наука) только выиграют, поскольку на всех этапах реформ смогут активно влиять на их ход.

Студенты получат более практичные знания и уверенность в том, что им легче будет найти хорошую работу. Снова “выигрыш”.

Общественность сможет влиять на реформу высказывая свое мнение о ее ходе в силу открытости всех ее этапов. Следовательно, “выигрыш”.

Министерство общего и профессионального образования делегирует большую долю ответственности за реформы вузам страны, что освободит его от мелочной опеки вузов и позволит серьезно заняться масштабными проектами. Значит, снова “выигрыш”.

Государство, то есть центральные и региональные власти, только выиграют поскольку в выигрыше оказываются и предприятия, и вузы, и их выпускники, и ученые (наука), и Министерство общего и профессионального образования, и общественность. Кроме того государство, зная “свои” точки бифуркации, сможет наиболее эффективно влиять на ход реформы.

Таким образом, получаем ситуацию “выигрыш - выигрыш”  -  идеальное решение проблемы с точки зрения классического менеджмента.



Главные черты предлагаемой реформы

Резюмируем.

  1. Делегирование вузам значительной части полномочий по реформе. То есть - децентрализация власти. Отметим, что от директивных методов проведения изменений (“сверху-вниз”) современный западный менеджмент постепенно отказывается, так как они оказываются менее действенными, чем более демократические методы, основанные на вовлечении участников изменений в разработку этих изменений (см., например, [11]). 
  2. Обеспечение открытости и самоорганизации процессу реформирования за счет:
    • маркетинговых исследований вузами рынков труда (предприятий);
    • получения обратной связи на каждое действие реформаторов со стороны всех участников реформы (и по вертикали, и по горизонтали) и со стороны широкой общественности, в том числе - научной;
    • гласности на всех этапах реформы (но не в ущерб конфиденциальности).

Заметим, что в упомянутом Опросе все вузовские респонденты высказались “за” открытость реформы высшей школы (вузы готовы к диалогу!). И почти все сошлись на том, что реформу стоит проводить не директивными, а демократическими методами. В частности, высказывалось мнение, что решающими в этой реформе должны быть независимые экспертные оценки.



Заключение

Государство прошло, иногда, кажется, не очень задумываясь о последствиях, многие точки бифуркации во внутренней политике (налоги, борьба с преступностью, коррупция власти, приватизация, развитие высшей школы, война в Чечне и пр.) и во внешней (стратегия развития взаимоотношений с Западом, с Востоком, такие частности как расширение НАТО и пр.). Некоторые из этих точек - вечны и будут проходиться в сотый, в тысячный раз. Но они никогда не будут повторяться с прежними начальными данными. И следующий повтор будет ближе предыдущего, а диапазон возможных решений - еще уже предыдущего (просчитывается ли этот диапазон кем-либо? знают ли власти эти расчеты?).  Плохое решение трудно будет в будущем исправить, а хорошее -  испортить. Решение в сегодняшней точке бифуркации весомее, чем любое завтрашнее в завтрашней точке.

Мы близки к следующей точке бифуркации - реформе высшей школы. Что-то скажут власти? Какими окажутся вузы? Посмотрим.



Литература

  1. Hartwell A. Scientific Ideas and Education in the 21st Century // Electronic newsletter, 1995.
  2. Моисеев Н.Н. Цивилизация ХХI века - роль университетов // Alma mater, №5-6,1994.
  3. Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах. От диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации // М.: Мир, 1979.
  4. Merry U. New Science - New  Training & Development // Electronic newsletter, 1997.
  5. Романенко Л. На пороге ХХI века // Высшее образование в России, №1, 1997.
  6. Burns T., Stalker G. M. The Management of Innovation // Tavistock, 1968.
  7. Merry U. Coping with Uncertainty // Praeger, 1995.
  8. Подуфалов Н. Реформирование образования и национальная безопасность // Высшее образование в России, №4, 1997.
  9. Соловьенко К.Н. Синтез радикального и либерального подходов к образованию. Переход от Т-систем к Ладоням // Alma mater, №10, 1997.
  10. Hubler A. Modelling and Control of Complex Systems: Paradigms and Applications. Modelling Complex Phenomena // L. Lam, ed. New York: Springer, 1992.
  11. Johnson G. Strategic Change and the Management Process // Blackwell, 1978.

Статья опубликована:

  • Соловьенко К., Пугачева Е. Открытость и самоорганизация в реформе высшей школы // Alma mater (Вестник высшей школы), 1998, №5, с.3-7.
  • Соловьенко К., Пугачева Е. Открытость и самоорганизация в реформе высшей школы // Научно-исследовательский семинар при Институте философии РАН и Московском синергетическом форуме, 15.02.98

⇑
Наверх


При полном или частичном использовании материалов сайта «Синергетик», ссылка на авторов и сайт обязательна. В случае публикации в интернете обязательна активная гиперссылка на http://synergist.kiev.ua
synergist.kiev.ua © 2010 - 2022