<? print trim($names[$l]) ?>
synergist.kiev.ua
Русский English
Українська
Статьи, книги
Консультации
Тренинги
Блог
Полезные ссылки
Контакты

Статьи, книги
⇒
Менеджмент
⇒
Научные социальные сети: Украина и мировой опыт

Елена Пугачёва,
Константин Соловьенко

Научные социальные сети:
Украина и мировой опыт

Неоспоримым утверждением является то, что интенсивный рост экономики Украины возможен лишь путем инновационного развития. Со стратегией инновационного развития связаны надежды на прогресс страны и достойную интеграцию в ЕС.

В духе традиционного мышления выстраивается цепочка рассуждений: чем лучше образование, тем  эффективней экономика; чем больше инноваций, тем выше темпы экономического роста; чем больше знаний у специалиста, тем стремительней его карьерный рост. Проблема не в том, что подобные утверждения неверны, а в том, что между причиной и следствием очень длинная цепочка социальных взаимодействий. К сожалению, как правило, сам механизм претворения в жизнь тех или иных «благих» социальных желаний остается без должного внимания.  Между тем вопрос, каков будет результат предпринимаемых действий, пройдя через паутину взаимодействий, представляется чрезвычайно сложным.

В настоящее время подобного рода исследованиями занимается новое научное направление – теория сложных систем (Theory of Complexity), изучающая как из локальных взаимодействий отдельных составляющих системы возникает коллективное движение и как система взаимодействует и строит связи с окружающей средой. Исследование сложных систем  акцентирует свое внимание на понимании непрямых эффектов. Сложность большинства нерешенных  проблем состоит в том, что связь между причиной и следствием не является очевидной. Воздействия на сложную систему могут привести к непредвиденным результатам, из-за взаимозависимости отдельных частей. В настоящее время арсенал теории сложных систем представлен новым концептуальным языком (сложность, эмерджентность, паттерны, самоорганизация и т.д.), аналитическими методами исследования (нелинейная динамика, стохастическая физика, теория бифуркаций и т.д.), позволяющими проникать вглубь изучаемых процессов, а также новым подходом к моделированию, получившим название agent-basedmodeling.

Среди наиболее известных мировых центров изучения сложных систем – Институт Санта-Фе (Santa Fe Institute, New Mexico, USA,1984 г. образования), Институт сложных систем Новой Англии (New England Complex Systems Institute, USA,1996 г.), Европейское сообщество сложных систем (Complex systems Society, 2004). По мнению  президента Института сложных систем Новой Англии (NECSI)  Янира Бар-Яма, источник сегодняшних проблем находится в игнорировании взаимозависимости [1]. Все знают, что мы связаны друг с другом локально и глобально. Но, как ни странно, это не стало частью современной экономической политики. Это утверждение в полной мере может быть адресовано и к развитию науки и образования. Развитие науки в современном мире неразрывно связано с развитием сети мирового научного сообщества.

Результаты последних исследований в области сложных систем позволили выявить архитектуру взаимосвязей, характерную для развивающихся социальных систем.  Процесс развития мировой науки может быть представлен как самоорганизующийся рост сети, объединяющей самые разные направления, организации, отдельных ученых. Интернет стал горизонтальной средой всемирной коммуникации. Более того, Интернет растет с невероятной скоростью без централизованного контроля. Его структура и динамика возникает из взаимодействия участников с разными и часто противоположными интересами.

Модель развития мировой науки описана в работах венгерского ученого Альберта Барабаши [2]. Появление новых ученых в мировом пространстве сопровождается присоединением их к мировому научному сообществу. Однако это присоединение в реальности происходит не случайным образом, т.е. в рамках модели random attachment (случайное присоединение), а некоторым  своеобразным путем, описываемым учеными с помощью модели  preferential attachment (предпочтительное присоединение). Суть последней модели состоит в том, что различные узлы имеют различное число связей, и новый узел с большей вероятностью присоединяются к наиболее разветвленному узлу (hub), т.к. вероятность встретиться с ним в пространстве Интернет гораздо выше, чем у одиночек. Динамика развития научных сетей описывается принципом «богатый становится еще богаче» (rich-get-richer phenomen). В результате более успешные сообщества еще больше разветвляются, еще более консолидируют свои усилия и в результате, как показывают научные исследования теории сетей, имеют большую вероятность быстрого получения научного результата. Динамика развития сетей научных связей в мире позволяет судить о силе и жизнеспособности того или иного научного направления. Если сообщество оказывается привлекательным в научном смысле, то к нему направляются ресурсы, многократно усиливая возможности отдельных личностей или небольших команд.

В настоящее время мировая модель научного развития претерпела фундаментальные изменения. Прошли времена одиночных гениальных ученых и наступили времена научных сообществ. Дело не в том, что сила отдельных личностей поблекла, а в том, что в мире появилась неслыханная  доселе сила связей, которую обеспечивают современные информационные технологии. Открытие модели  small world (малый мир) наглядно продемонстрировало, что сеть из почти 7 млрд человек на Земле имеет порядка 6 цепочек связей (six degrees of separation), т.е. два случайно выбранных человека на Земле могут быть соединены цепочкой знакомых из приблизительно 6 человек. Возможности быстрого объединения усилий создали и неслыханные возможности ускорения процесса научного поиска и получения научных результатов.

Сегодня модель развития науки и образования в Украине и других странах СНГ отличается от мировой. Болонская система, доступ и широкое распространение информационных технологий и даже открытость общества не являются достаточными условиями для развития сетевого научного сообщества.

Украинская наука, к сожалению, изолирована от того, что происходит в мире. Так, присутствие украинских ученых в сети мирового научного сообщества крайне скромно. Еще скромнее создание hubs - центров связей. Оценивая динамику сетевого развития украинской науки  нельзя не отметить ее изолированность от мирового научного сообщества. Практически отсутствуют публикации украинских ученых в западных реферируемых журналах, а украинские научные издания не являются достойными конкурентами западным. Более того,  успело вырасти целое поколение кандидатов наук, значительная часть которых не держала в руках ни одного свежего западного журнала. Отдельно взятый ученый стоит перед дилеммой: или выполнять требования ВАКа, которые не очень ценятся на Западе, или работать по мировым стандартам и при этом быть невостребованным в Украине. 

Развитие науки в Украине происходит в рамках корпоративно-клановой модели, где ум, опыт, профессиональная компетенция  не имеют самостоятельного значения и подчинены системе корпоративных интересов, ценностей и требований. Значимость личности ученого оценивается не на основе его компетентности и научных достижений (в том числе и на мировом уровне), а на основе того, как они вписываются в рамки социальной нормативности, насколько причастны к группе определенных лиц и их требований. В такой модели интеллект становится зависимым от зачастую далеких от науки социальных сил: государства, денег, стереотипов.

К сожалению, социальные сети в Украине не строятся по модели preferential attachment. В социальные сети впускают или не впускают. Задача ученого, как правило, состоит в том, чтобы не оказаться за бортом научного сообщества, а не в том, чтобы найти свое место в нем. Звания, должности ученого сигнализируют, скорее, о его связях, чем об идеях, вокруг которых объединяются научные школы или отдельные ученые.

Существует вечный вопрос: сколько нужно платить ученому, чтобы его работа была плодотворной? Любой ответ на него в отрыве от контекста социального взаимодействия не имеет смысла. Денег нужно не больше или меньше, а столько, сколько нужно для решения определенных задач. Эти задачи должны формулироваться в результате свободного научного поиска, для которого должны быть созданы соответствующие условия: интерес к научному поиску, восприимчивость научных идей, востребованность научных знаний, неформальность научных коммуникаций. Научная социальная сеть должна объединять усилия ученых, а не создавать барьеры из далеких от науки требований. Должна возникнуть обратная связь, позволяющая связать достижения отдельного ученого и развития научной социальной сети как единого целого.

Вся сложность реформирования современной науки состоит в том, что нужно создать очень гибкую самонастраивающуюся систему. Мировое научное сообщество смогло выполнить эту задачу, создав условия, при которых научная среда динамично развивается по модели preferential attachment. Сегодня научная система Украины представляет собой систему связей, но не социальную сеть. На данном историческом этапе социальная сеть является более динамичной, более чувствительной к нестабильности окружающего мира, более жизнеспособной, а главное – обладает потенциалом саморазвития. Задачи инновационного развития – это не некоторый конечный набор задач, которые нужно решить отдельным ученым. Это процесс, участие в котором требует адекватного уровня сложности всей научной системы. Сегодня для успешного решения задач инновационного развития Украине не обойтись без  налаживания соответствующих социальных отношений и встраивания в развивающуюся мировую научную сеть.



Литература

  1. Why the Financial System is Like an Ecosystem, New Scientist 22 Oct. 2008: No. 2679
  2. Barabasi A.-L. 'The architecture of complexity', IEEE Control Systems Magazine 27:4, 33-42 (2007).

Статья опубликована:

  • Пугачева Е., Соловьенко К. Научные социальные сети: Украина и мировой опыт // Україна: події, факти, коментарі, 2009, №11, с.85-88.

⇑
Наверх


При полном или частичном использовании материалов сайта «Синергетик», ссылка на авторов и сайт обязательна. В случае публикации в интернете обязательна активная гиперссылка на http://synergist.kiev.ua
synergist.kiev.ua © 2010 - 2021